Теория марксизма
                              Истоки  марксизма 
    В 40-х годах 19 века в наиболее развитых странах Европы обострилась классовая борьба между пролетариатом и буржуазией. 
    В этот период немецкие мыслители К.Маркс и Ф.Энгельс весной 1847 года примкнули к тайному пропагандистскому обществу «Союз коммунистов», организованному немецкими эмигрантами, с которыми Маркс познакомился  в Лондоне. По поручению общества они составили знаменитый «Манифест коммунистической партии». В нём они провозгласили неотвратимость гибели капитализма от рук пролетариата и привели краткую программу перехода от капиталистической общественной формации к социализму.
   «Манифест коммунистической партии» не был сугубо политическим документом, отражающим лишь текущую ситуацию. Он базировался на идеях большого количества предшественников, хотя и в существенно переосмыслённом виде.

    В творчестве Маркса выделяют два периода:
   Ранний Маркс - в центре его внимания стоит проблема отчуждения и способы его преодоления в процессе революционной практики. Общество, свободное от отчуждения, Маркс называет коммунизмом.
   Поздний Маркс - в центре внимания его стоит вскрытие экономических механизмов («базиса») всемирной истории, над которыми надстраивается духовная жизнь общества (идеология). Человек воспринимается как продукт производственной деятельности и как совокупность общественных отношений.
   В.И.Ленин указывал на три источника марксистского учения: английская политическая экономия, немецкая классическая философия и французский утопический социализм. Маркс, исходя из этих источников, тем не менее, подверг их критическому осмыслению и переработке. Итогом чего и стал марксизм как новый этап в развитии общественной мысли.

  Философия марксизма находит человека в состояние отчуждения и основной акцент делает на его освобождении. Однако человек трактуется не как ни от кого не зависимый индивид, но как «совокупность общественных отношений», поэтому философия марксизма является, прежде всего, философией  общества, рассматриваемого в его историческом развитии.
   Движущей силой истории Маркс считает «материальное производство», «базис».  Энгельс  утверждает, что именно «труд создал человека». Производство накладывает определённый отпечаток на общество, вследствие чего выделяют ряд последовательно сменяющих друг формаций или «способов производства». Все известные формации заключают в себе противоречия в виде антагонизма, поскольку в зависимости от отношений к средствам производства члены общества разделены на классы: рабовладельцы и рабы, феодалы и крестьяне, буржуазия и пролетариат. В ходе классовой борьбы наиболее могущественный класс создаёт государство, а также различные формы идеологии (включая религию, право и собственную культуру) для того, чтобы этот класс мог господствовать над другими классами общества. Смена формаций определяется уровнем развития производственных сил, которые постепенно «перерастают в производственные отношения, вступают в конфликт с ними, что приводит к революциям (социальным и политическим).
    Коммунистическая революция, по мысли представителей марксизма, должна окончательно освободить человека от отчуждения и привести общество к бесклассовой коммунистической формации.

    Карл Маркс не использовал в своих работах термин «социология". Однако в современной научной практике принято считать, что работы Маркса оказали значительное влияние на развитие социологии.     Воззрения Маркса в значительной степени отличаются от многих других признанных классиков социологии, поэтому его идеи принято выделять в отдельное направление. Прежде всего, стоит сказать о материалистическом понимании истории: в основе всех социальных изменений лежат не идеи и прочие духовные ценности, а сугубо экономические интересы основных социальных групп общества. Так, в результате конфликта классов по поводу экономических ресурсов и свершаются революции, обозначающие смену общественно-экономических формаций.
   Другими словами, все изменения в обществе и движение истории происходит в результате разрешения социальных конфликтов, возникающих между господствующим и другими классами общества. Именно на конфликте, по мнению Маркса, построена социальная структура. Таким образом, можно утверждать, что Маркс отвергал идею социального консенсуса, согласно которой единство общества зиждется на социальной солидарности, и утверждал, что общество изначально нестабильно и только благодаря этому внутреннему противоречию живёт и развивается.

   Коммунизм, по мнению Маркса    необходимый этап закономерного развития общества. Степень развития производительных сил определяет ступень, до которой могут развиться общественные отношения. По мере развития производительных сил общество получает все больше ресурсов, может «позволить» себе и отдельным своим членам все больше свободы, и таким образом перейти на более высокую ступень общественных отношений.
  Коммунизм Маркс понимал как высшую ступень развития человечества в аспекте классовых отношений. Человечество диалектически развивается по спирали, и оно должно прийти к тому, с чего начинало: к отсутствию частной собственности на средства производства, как в первобытном обществе, но уже на новом уровне, обусловленном высокой степенью развития производительных сил.

    Основоположники социалистической теории были не только философы-теоретики, но, прежде всего, политики-практики. Они правильно понимали свою миссию. Их первоосновная задача была: совершить кровавую революцию, отстоять социализм в жестокой гражданской войне и построить насильственное  бесклассовое государство. Они не смели засматриваться на дальнейших демократический социализм, в котором уже не будет ни классов, ни самого государства, а будет свободный народ.
    То, что именно такой социализм, а точнее, уже коммунизм, когда-нибудь возникнет, и ради него  стоит идти на громадные насилия и страдания, - это они знали. Но построение Народного социализма и Коммунизма – это была уже не их задача. (Такую цель перед собой может поставить только наше поколение).

     Так что  социализм в  теория марксизма представлен, по большей части, в состоянии своего краткого перехода от капитализма - к государственному социализму.
     Ленин – философ мог видеть зачатки государственного социализма уже в древних государствах, мог бы предвидеть и различные пути перехода к социалистическому строительству. Но Ленин – практик решал конкретные задачи своего времени и   опирался на уже имеющиеся революционные силы.

   Можно теперь указывать, что Ленин был не прав, когда говорил что: «Социализм происходит из капитализма, исторически развивается из капитализма, является результатом действия такой общественной силы, которая рождена капитализмом».
     Это была и  общая точка зрения марксизма, что: «социализм как государственное устройство является определенной фазой исторического развития человечества, неизбежно приходящей на смену капитализму, когда он достигает определенного уровня развития; социализм как учение является мировоззрением пролетариата (который сам порождается капитализмом) и одновременно — результатом научного анализа, научным доказательством исторической предопределенности социалистического государственного уклада».

     Время показало, что социалистические государства возникли в Китае, Северной Корее, на Кубе — в странах, где влияние капитализма никак нельзя признать определяющим.
     Столь же невозможно увидеть связь идеологии социалистических движений с пролетариатом: например, в движении Маздака или у таборитов. Да и в XIX веке связь социализма с пролетариатом была не такой уж прочной. Бакунин, например, считал, что социализм ближе всего крестьянам, и называл главной революционной силой (по крайней мере, в России) — их и разбойников.
    «Разбойник — настоящий и единственный революционер в России».«А когда эти два вида мятежа, разбойников и крестьян, объединяются — происходит народная революция».

    Со временем роль пролетариата как главной революционной силы была пересмотрена, причем безо всякого изменения основных исторических концепций. Неомарксисты, составляющие «Новую Левую» (New Left), считают, что рабочий класс перестал быть революционной силой, он «интегрирован в систему», а так называемый «новый рабочий класс — любимое детище системы и идеологически подчинен системе».
                                       -------------------------------------------------------------------------------

      Не всё в социалистической теории, созданной Марксом, Энгельсом и Лениным, долговечно. Были у них и некоторые ошибки. Например, Национальная теорию о стирании национальных различий при социализме: «Национальная особенность и противоположность интересов разных народов уже теперь все более и более исчезают, благодаря развитию буржуазии, свободе торговли, всемирному рынку, однообразию способов производства и соответствующих им жизненных условий. Господство пролетариата еще более ускорит их исчезновение». В частности, еврейский вопрос: « должен исчезнуть, как только станут невозможными финансовые спекуляции».

    На слабые места социалистической теории много раз указывали противники социализма. При этом делался вывод о не научности самой теории марксизма.
Но этот обобщающий вывод - уже свидетельство иного политического пристрастия. Классовой подход к изучению социума всё-таки был признан всей общественной наукой, а экономические воззрения Маркса высоко оценили даже буржуазные экономисты.

   Всё-таки пример такой критической оценки мы приведём, хотя разделяем её только частично: «Несомненный громадный УСПЕХ марксизма в XIX и в первой половине XX в. никак не доказывает его верности как научной теории, ибо не меньший успех имел, например, в свое время ислам, никогда, однако, не претендовавший на то, чтобы его считали частью науки.
     Теории марксизма не хватает того, что характеризует любое научное исследование - бескомпромиссное стремление к истине ради нее самой. Для теоретиков социализма весь мир науки распадается на две неравные части. Одна часть — это узкий кружок их единомышленников. Другая — это враги, составившие против них заговор. Практически  их истина всегда остается «партийной», т. е. подчиненной интересам политической борьбы.

    «Капитал» Маркса, конечно, несравненно лучше имитирует стиль научного трактата, чем, например, «Теория четырех движений» Фурье: там есть и таблицы, и большое количество цитат и примечаний (как подчеркивал Маркс, даже греческих!). Но в своей сути он столь же мало является научным произведением, ибо центральные положения в нем утверждаются, но не дедуцируются
    Маркс, ни Энгельс не попытались показать, каким образом, например, «ручная мельница дает феодальное общество с сюзереном во главе». Они, впрочем, и не могли этого сделать — ручная мельница была известна в древнем Шумере и многих других обществах. И подобных примеров тоже можно привести очень много….

    Концепция «научности» имела исключительно большое значение для развития социализма в XIX веке — поэтому она так упорно разрабатывалась, сначала в очень наивной форме Фурье и Сен-Симоном, потом, гораздо совершеннее, Марксом и Энгельсом. Прежде всего, она давала социалистическим учениям санкцию некоторого высшего авторитета.
   Благодаря этому естественно, что притягательность науки как «санкционирующего авторитета» была для социалистов-марксистов XIX в. исключительно велика. В частности, Маркс и Энгельс при их колоссальной энергии и работоспособности переработали очень большое число научных сведений, главным образом из области политической экономии и истории. Но искали-то они в науке не истины, а подтверждения и санкции древним положениям социалистической идеологии.

   Марксизм здесь предстает перед нами уже не как результат объективного научного исследования, но как ответ на поставленную задачу: доказать неизбежность гибели капитализма и замены его социализмом, задачу, которая для самих создателей марксизма стала актуальной благодаря серии рабочих волнений в Европе.
    Социализм является теорией подготовки и проведения революции, списком правил, которым надо следовать, чтобы захватить власть, и одновременно — это технология власти, философия абсолютного государства, подчиняющего себе всю жизнь, этатизм.

   Трудно возразить против того, что социалистические учения являются мощной силой, которая способна увлекать народные массы и может служить путем к захвату власти.


   Действительно, взгляд на социалистические учения как на путь к захвату власти оставляет необъясненными именно основные положения социализма. Как понять с этой точки зрения принцип ОБЩНОСТИ имущества? Чтобы повести за собой голодную нищую толпу, гораздо естественнее обещать ей ПЕРЕДЕЛ имуществ — такой характер и носили социальные перевороты в античности. Лозунг же общности может оказаться даже препятствием на пути к власти, как это было в революции 1917 г., когда партия большевиков вплоть до 1917 г. отстаивавшая лозунг национализации земли, временно отступила от него и приняла эсеровский принцип «уравнительного земплепользования», чтобы обеспечить свою победу в октябре.

    И взгляд на социализм как на идеологию абсолютного государства делает непонятным одно из основных свойств социалистических учений — их заразительность, способность влиять на массы. Слишком нелепо представлять себе, что люди идут на пытку, виселицу или на баррикады ради счастья стать бездушным винтиком всесильной государственной машины. . А кроме того, большая часть социалистических учений относится к анархически-нигилистическому направлению и прямо враждебна идее государственного контроля. Таков дух средневековых ересей, движений эпохи Реформации, Мелье, Дешана, Фурье, Бакунина и многих современных социалистических течений.

    Столь же необъясним с этой точки зрения призыв к общности жен. В «Коммунистическом манифесте» Маркс и Энгельс говорят, что «вся буржуазия» обвиняет коммунистов в желании ввести общность жен. Зачем же было отвечать на это обвинение, по меньшей мере, двусмысленной фразой. «В действительности буржуазный брак является общностью жен. Коммунистов можно было бы упрекнуть разве лишь в том, что они хотят поставить официальную, открытую общность жен на место лицемерно скрываемой».

    Можно приводить и другие примеры «примитивности», жестокости и даже аморальности социалистической теории. Они были, и в дальнейшем сыграли свою роль в деле ослабления и развала первых социалистических государств.
    Но все недостатки и пороки марксисткой теории перекрываются одним благом: её необходимостью для самого существования человечества. Примитивный и жестокий государственый социализм должен был родиться и стать ступенькой вверх на пути социального прогресса. И теория марксизма очень помогла становлению этого государства.

   Политическая и экономическая теория любой системы могут быть изложены в нескольких постулатах. Многотомные труды основоположников марксизма нужны были для того, чтобы придать новой системе вид научности. Сегодня этот многотомный груз только мешает читателям пробиться к сути социалистического учения. Ценные значительные мысли приходится выискивать  в обширной критике того, что мы уже знаем или знать не хотим...
                                       ----------------------------------------------------------------------------------------
   Теория социализма продолжает развиваться на материале современной истории.
Хотя кризис Государственного социализма, его крушение в Европе и перерождение в некого политического мутанта  в  Китае и некоторых других странах – не могут рассматриваться как естественное движение к коммунизму. Развитие социалистической формации пойдёт через фазу Народного социализма.

    Народный социализм не может опереться на партию фанатиков. Его сила – в Обществе.  Его трудно создать, ибо современные государства любой направленности боятся формирования Общества – видя в его силе конец собственного господства над народом…
   Идеи Народного социализма могут «овладеть массами», но сначала об этих идеях народ должен узнать, и в этом случае отсутствие партии очень мешает...

   Народный социализм впервые ставит задачу: ликвидировать бюрократический аппарат государства, ликвидировать власть человека над человеком, заменить представительное законодательство непосредственной законодательной деятельностью всего народа. Народный социализм создаёт новую форму собственности, новую систему управления. Новый социализм изначально не настроен на классовую или социальную борьбу; он видит в каждом человеке полезного члена Общества и стремится предоставить ему максимальную возможность для развития и самореализации. Новая система регулируемой экономики Народного государства соединяет в себе лучшие качества предшествующих экономических систем и отсекает их недостатки.
   Нет сомнения, что народный социализм станет исторической реальность в России уже в ближайшие годы, а потом будет принят и многими другими народами.